События

Сотворение «КУМИРА»

13 октября 2011

В ноябре в москве пройдет вручение актерской премии «Кумир». Мы встретились с Мариной Николаевой, учредителем и Президентом Благотворительного фонда «Премия «КУМИР», И поговорили об искусстве, старой школе и интеллигенции 


Беседовала Рита Ли




Марина, верите ли вы, что в наших условиях возможно существование чистой благотворительности?


Да, верю. В наши слишком практичные времена такие вечные ценности, как добро, справедливость, помощь ближнему, не только не обесцениваются, но и приобретают все большую значимость. Сколько раз мы наблюдали, как жертвам страшных катаклизмов тысячи людей помогают деньгами, приносят вещи, сдают кровь — это порыв души, на мой взгляд, совершенно естественный для человека, звание которого, как известно, «звучит гордо».

 

Можно ли считать премию «Кумир» именно чистой благотворительностью, все-таки речь идет не о помощи пострадавшим от стихийных бедствий?


Премия 14 лет вручается актерам театра и кино, людям успешным и востребованным и, конечно, не является благотворительным проектом в чистом виде. Однако в рамках премии мы помогаем пожилым актерам, Домам ветеранов кино и сцены, учреждаем стипендии студентам театральных вузов и ВГИКа; участвовали также в благотворительных проектах московского правительства — помогали детским домам. А это, безусловно, чистая благотворительность.

 

Как вам кажется, доходит ли помощь до адресата?


Каждый, кто всерьез занимается благотворительностью, контролирует, как израсходованы перечисленные средства. Мы всегда лично передавали пожертвования получателям помощи. К сожалению, у нас наряду «с прекрасными порывами души» можно столкнуться и с банальным воровством. Поэтому всегда требуется контроль.

 

«Кумир» — премия актерская. Почему не режиссеры или декораторы стали «благоприобретателями»?


Наша премия изначально задумывалась как народная, зрительская, то есть жюри «Кумира» состоит из непрофессионалов в области театра и кино. Зритель в первую очередь оценивает актeров, именно они несут ответственность за результат творчества большого коллектива. Для зрительского жюри главное — «нравится» или «не нравится». В то время как для оценки работ других творческих цехов все же требуется взгляд профессионала, который судит по строго определенным критериям. Поэтому мы посчитали, что зрительская премия может быть только актерской.

 

Вы номинируете претендентов строго по жанрам или же оцениваете работы актеров в разных жанрах одновременно?


До недавнего времени мы, действительно, «игнорировали» жанры — экспертный совет выдвигал на рассмотрение жюри несколько работ одного актера за прошедший сезон, независимо от того, сыграл он в театре, кино или снялся в телесериале. С формированием интернет-жюри мы разделили основные номинации по жанрам, чтобы кинозрители голосовали отдельно от поклонников Мельпомены и их оценки были более обоснованными. Тем не менее, премию нередко присуждают «по совокупности содеянного».

 

По совокупности? Как в Кодексе?


У наших экспертов сформировался свой жаргон, но, в отличие от судопроизводства, в нашем случае эта терминология звучит более радостно.

 

Предусматривает ли регламент обязательное вручение премии по каждой номинации или количество лауреатов может варьироваться?


Мы совершенно свободны в выборе. «Кумир» — не «Золотая маска» и не «Ника», где профессионалы всегда отмечают своих коллег, проявивших себя в этом году наиболее ярко… Если наши эксперты сочтут, что за прошедшие два года не было действительно достойных работ в какой-либо номинации, — премия не вручается. Кумиров не хотелось бы «наскребать».

 

Как вы оцениваете положение дел в отечественном кино и театре? Можно ли говорить о спаде в искусстве?


Эта тема достойна глубокого экспертного анализа, общественного обсуждения. На мой взгляд, лучшие традиции нашего кино постепенно уходят в прошлое. Я не ратую за отказ от американских технических достижений, зрелищности современных блокбастеров. Но европейское кино, как и лучшее советское, российское, всегда отличал интеллект, живые эмоции, понятные и близкие всем коллизии, вызывающие глубокое сопереживание. К сожалению, сегодня такого рода картины — наперечет. В театре дела обстоят несколько лучше: новые имена, интересные эксперименты. Думаю, преждевременно говорить о тотальном спаде. По закону неравномерности развития после спада наступает период подъема. Вспомните, как после войны в Европе наступили «золотые 60-е» — расцвет искусств, духовное возрождение и демократические завоевания. Думаю, что нечто подобное ждет нас или наших детей.

 

Не случится ли так, что в период этого ожидания премию придется вручать раз в пять лет?


Нет, не случится. Я все же верю в наш природный, генный интеллект, верю в нацию и, конечно, — в нашу интеллигенцию. Пока есть такие люди, как Баталов, Юрский, Додин, Норштейн, — не все потеряно.

 

Вы продвигаете молодых актеров, помогаете им. Приходилось ли разочаровываться?


В талантливых актерах — нет, а в людях — нередко. Недавние студенты, к сожалению, заметно отличаются от старшего поколения в отношении к профессии, в соблюдении каких-то этических норм, нравственных принципов, которыми обязательно должна обладать такая публичная личность, как актер.

 

Сегодня очевидно, что филантропия, направленная на помощь детям, в моде. Многие светские персоны ассоциируются с теми или иными фондами. Как вам кажется, вы, помогая представителям старшего поколения, так и останетесь в меньшинстве?


По тому, как общество относится к старикам, судят о самом обществе. Я критиковала американское кино, но восхищаюсь тем, как там выстроена система социальной поддержки актеров, ушедших из профессии. И государство, и профессиональная гильдия обеспечивают им достойную старость.

Чтобы в прошлом знаменитый актер влачил в конце жизни жалкое существование, в Америке невозможно себе представить. У нас, к сожалению, это реальность. На программу помощи ветеранам кино и сцены, как и на все, нужны деньги…

 

Деньги нужны и чтобы меценатство возрождать?


Да, конечно. Морозов и Мамонтов ни у кого не просили денег — отдавали свои. Эти великие люди обладали удивительной душевной щедростью и тонким художественным вкусом, именно они подарили своей стране Художественный театр и Третьяковскую галерею... Если земля наша не оскудеет такими личностями, мы преодолеем все трудности.

Настоящим меценатам не требуется помощь, важно, чтобы им хотя бы не мешали. Помните, как у Булата Окуджавы в «Молитве»: «Дай передышку щедрому хоть до исхода дня… Дай счастливому денег, и не забудь про меня...» 

 

Марина Николаева. Родилась в Москве. Окончила Московский финансовый институт, кандидат экономических наук. В конце 80-х вместе с супругом занялась частным бизнесом. В 1997 году Михаил и Марина Николаевы и драматург Эмиль Брагинский решили возрождать традиции российского меценатства и оказать поддержку отечественным актерам. Так возникла премия «Кумир», а Марина Николаева стала президентом благотворительного фонда премии.

 

2_1__1
-1
Cветлана 21 октября 2011, 02:04
Браво, Марина !!! Вы мудро и чутко направляете потоки зрителького внимания на острейшую язву на теле русского общества: неблагодарность! Актёры - есть живая пища обывателей, и они заслуживают элементарной энергоотдачи: воспользовались - извольте восполнить. Я апплодирую Вашей профессиональной и человеческой проницательности! А что касается фото - Вы само обаяние! С теплом, Светлана
Ответить / # /