Кумиры

Раздвоение профессии

01 февраля 2012

 

Режиссеры на сцене

 

Режиссеры, играющие в собственных спектаклях, – не редкость. Многие из них – это актеры, решившие сменить профессию, но не готовые отказаться от искушения выходить на сцену. В таких случаях режиссер существует в спектакле в двух ипостасях, намеренно их разделяя.

Для некоторых лидеров современного российского театра выход на сцену приобретает особое значение, и если они участвуют в своих спектаклях, то прежде всего не как исполнители конкретных ролей, а как авторы постановки, управляющие ходом действия.

 

 

 


 


фото: РИА-новости

 

 

Иван Вырыпаев


Иван Вырыпаев, известный прежде всего как режиссер и драматург, по образованию – актер. Окончив курс одного из лучших в стране театральных педагогов Вячеслава Кокорина, он успел несколько лет проработать в театрах Магадана и Петропавловска-Камчатского. Поняв, что никаких перспектив там для него нет, он вернулся в родной Иркутск и открыл театр-студию «Пространство игры», где стал сам сочинять пьесы и ставить спектакли, одновременно продолжая в них играть.


В Москве Вырыпаев поначалу прекратил заниматься режиссурой, но участвовал в созданных Виктором Рыжаковым постановках своих пьес. Текст легендарного «Кислорода» в «Театре.doc» он произносил вместе с актрисой Ариной Маракулиной речитативом, лихо пританцовывая, – не играя главного героя Санька, а рассказывая о нем; граница между персонажем, актером и драматургом исчезала начисто. В спектакле «Бытие №2» он впрямую говорил от своего имени, представляя пьесу, якобы написанную пациенткой сумасшедшего дома, а потом задорно исполнял скабрезные богоборческие «куплеты пророка Иоанна».


Теперь Вырыпаев снова ставит свои пьесы сам, и некоторое время он не выступал в них как актер. Но недавно вернулся на сцену – с этого сезона он начал играть в «Комедии», поставленной им в театре «Практика». Вышедший годом раньше спектакль сильно изменился: в авторском исполнении смысл придуманных Вырыпаевым анекдотов делается яснее, и с каждым разом в них вдруг появляются новые смешные подробности.

 

 


 

 


фото: Владимир Федоренко, РИА-новости

 

 

Константин Богомолов


Константин Богомолов актером не только не был, но и быть не собирался, перед поступлением на режиссерский факультет ГИТИСа выучившись на филолога. Однако это не мешало ему играть Петю Трофимова в «Вишневом саде» Алексея Бородина – театральному бунтарю Богомолову было легко найти точки соприкосновения с чеховским героем-романтиком.

 

После того опыта 8-летней давности Богомолов не участвовал на постоянной основе ни в одном спектакле, ни в своем, ни в чужом. Однако если заболевает кто-то из актеров, играющих в любой его постановке, и режиссер не видит ему подходящей замены – Богомолов всегда готов выйти на сцену вместо него. Спектаклю это, конечно же, сообщает совершенно новые краски. Так, однажды он играл Директора Департамента в «Процессе» в «Табакерке», еще перед началом встречая входивших в зал зрителей лучезарной улыбкой. А в прошлом году он несколько раз принимал участие в своем спектакле «Wonderland-80», поставленном по «Заповеднику» Довлатова и сказкам Кэрролла: в первом действии пробегая по сцене в образе кролика из «Алисы в Стране чудес», произносящего сакраментальное «Я опаздываю», во втором перевоплощаясь в мрачного гэбиста Беляева. Богомолов играет всегда с легкой иронией и примесью немного уайльдовского эстетизма, покоряя зрителей подлинным актерским обаянием. К сожалению, его появления в спектаклях стихийны и случайны – отследить их почти невозможно.

 

 


 

фото: Сергей Пятаков, РИА-новости

 

 

Юрий Бутусов


Юрий Бутусов профессиональным актером никогда не был – на актерский его не взяли, и играл он когда-то только в любительском театре, в свободное от работы время. Став режиссером, он вроде бы забыл о желании выходить на сцену – пока не выпустил в прошлом году «Чайку» в «Сатириконе». В этом спектакле о страсти к театру и ее смертоносной силе он оказывается одним из главных героев. Он не исполняет никакую роль, здесь он просто режиссер, обезумевший от жажды играть. Снова и снова он скорее вылетает, чем выбегает, на подмостки. Разговаривает с актерами перед началом и ложится на сцену, весело болтая ногами. Раздирает в клочья декорации пьесы Треплева. Бешено орет в микрофон один из его финальных монологов. Но главное, что он делает, – это танец, повторяемый в каждом действии. Резкий, стремительный, безбашенный. Режиссерское озорство, граничащее с бесстрашием. Дурачество и одновременно признание в любви театру.

 

 

Читайте дальше:

 

Раздвоение профессии: режиссеры на сцене. Премьера: Евгений Писарев в спектакле «Великая магия» 

в разделе АФИША 



Раздвоение профессии: режиссеры на экране 

в разделе КУМИРЫ 




нет комментариев

Оставить свой комментарий