Кумиры

Театральные режиссеры идут в кино

04 апреля 2012


Серия 1: Эйзенштейн / Эфрос

 


 

Недавно на экраны вышел кинодебют британского театрального режиссера Деклана Доннеллана «Милый друг». Уже состоявшись в театральном мире, будучи известным не только у себя на родине, но и во всем мире, в том числе в России, Доннеллан решается стать новичком в кино.


И сейчас, и на всем протяжении XX века известно немало примеров, когда театральные режиссеры начинают снимать кино. Результаты получаются самые разные — для кого-то подобные эксперименты приводят к смене профессии, для кого-то остаются единичными опытами. Предлагаем вашему вниманию вариации на эту тему:

 

 


Сергей Эйзенштейн



 

фото: Дмитрий Дебабов, РИА-новости

 

Сергей Эйзенштейн сегодня настолько прочно ассоциируется у всех с советским кинематографом, что почти никто уже не знает, что начинал он свой творческий путь в театре и был одним из самых ярких учеников Всеволода Мейерхольда. Всего он поставил три спектакля, и уже в первом из них, «Мудреце» по мотивам пьесы Островского «На всякого мудреца довольно простоты», использовал театральные приемы, уникальные для своего времени. Классическая комедия была для Эйзенштейна лишь отправной точкой — используя ее персонажей и сюжетные повороты, драматург Сергей Третьяков по его просьбе полностью переписал текст, перенеся действие в эмигрантский Париж 20-х. Среди героев оказались главные враги коммунизма — белогвардейцы, буржуи, нэпманы, и фамилии они носили не выдуманные, а реальные. Актеры Театра Пролеткульта исполняли сложные цирковые трюки и пели куплеты. А в конце дневник Глумова превращался в кинохронику — специально снятым для спектакля маленьким фильмом Эйзенштейн дебютировал в кино.


Сцена из спектакля «Мудрец» по мотивам пьесы А. Островского, 1923. Режиссер - Сергей Эйзенштейн

 

Следующие два спектакля Эйзенштейна уже не основывались на классике, и были созданы по пьесам, специально написанным тем же Третьяковым. Агитгиньоль «Слышишь, Москва?» рассказывал о революционных событиях в Германии и тоже был полон цирковых эффектов, в одном эпизоде немецкий граф даже появлялся на сцене верхом на настоящем верблюде. В финале толпа рабочих приветствовала советскую революцию и спрашивала зал: «Слышишь, Москва?», на что зрители отвечали дружным «да», а затем все вместе запевали «Интернационал». А мелодрама «Противогазы» о героическом подвиге рабочих разыгрывалась в цеху Московского газового завода, вокруг настоящей машинной установки. В этот раз не было никакой условности и клоунады — актеры играли без костюмов и в повседневной одежде; нетеатральная обстановка заставляла действие выглядеть подсмотренным куском реальности. Так в «Противогазах» Эйзенштейн уже подошел вплотную к кино с его изначальным стремлением к абсолютной достоверности — и неудивительно, что в театре он с тех пор больше не работал.

 

Интересно, что среди актеров, игравших главные роли в спектаклях Эйзенштейна, был еще один впоследствии знаменитый кинорежиссер – создатель фильма «Цирк» Григорий Александров.

 

 

 

 

Анатолий Эфрос


 

фото: Александр Макаров, РИА-новости

 

Анатолий Эфрос всегда был в первую очередь театральным режиссером — но почти всю свою жизнь также снимал фильмы и телеспектакли. Его кинотворчество можно разделить на два разных жанра — самостоятельные фильмы и телеверсии пьес, большинство из которых он ставил и в театре.

 

Его первый фильм, «Високосный год», как две капли воды похожий на среднестатистическое советское кино той эпохи, выглядит пробой пера и не обладает особыми художественными достоинствами. Но уже во второй его картине, «Двое в степи», действие которой происходит во время Великой Отечественной войны, проявляются все приметы эфросовского стиля — тончайшая психологическая проработка образов, мягкие тона в прорисовке действия и сочетающаяся с этим любовь к жестким и сильным метафорам. Как и в театре, в кино Эфрос, уделяя главное внимание нюансам человеческих отношений, вместе с тем не боится эпического размаха. Самый сложный и эстетский его фильм — «Фантазия», снятая по мотивам «Вешних вод» Тургенева, с участием Майи Плисецкой. Танцевальные эпизоды сочетаются с драматическими сценами и закадровыми комментариями Иннокентия Смоктуновского, который играет возлюбленного героини Плисецкой, — но оба они выступают одновременно в ролях героев Тургенева и самих себя, играя с собственными образами.

 


 

 

 

Среди телеработ Эфроса особое место занимает «Таня» по драме Арбузова, наиболее близкая к полноценному фильму и содержащая натурные съемки. Его телеспектакли особенно интересны тем, что дают возможность ощутить ткань его сценических работ и приблизиться к его пониманию театра.

 


нет комментариев

Оставить свой комментарий