главная > лауреат

Чулпан Хаматова 

Номинация «Премия Кумир 2004 года — кумир года»
Роль Катерины в спектакле «Гроза», театр «Современник»
Hamatova

«…Чулпан Хаматова стала актрисой первой величины».

Андрей Соколянский «Время новостей» 20 апреля 2004 г.

 

«Для Катерины-Хаматовой любовь — и освобождение то ли от бесов, то ли от каких иных оков (в начале спектакля она — ломкая, судорожная, так что каждый жест, поворот головы или тела дробится на несколько „частей“, а в финале, ближе к трагической развязке, в её движениях появляется свобода и плавность) и — смерть. Невероятная техническая изощренность в её игре и в игре Елены Яковлевой сочетаются с невиданной же, если угодно, полнотой и подробностями психологической школы».

Григорий Заславский «Независимая газета» 20 апреля 2004 г.

 

«Просто Катя Кабанова в превосходном исполнении Чулпан Хаматовой побойчее других — девчонка-сорванец, не понаслышке знающая о свойствах страсти и несущая в себе ярко выраженное деструктивное начало».

Марина Давыдова

 

«Её любовник Борис… её муженек Тихон…- один незатейливей другого, Кабаниха с её „темным царством“ (которое, кстати, не темное, а просто хаотичное) — все это не предмет для страданий Катерины. Она устремлена куда-то за пределы этого пространства, её проблемы — в абстрактных высях. Страдание Катерины столь высоко, что его очертаний не разглядеть. Женщина, которая то парит на кольцах, почти как в цирке, то смотрит на всех с превосходством и ненавистью, то, когда робкий Борис бормочет: „Катерина…“, обрывает его резким „Петровна!“ — такая женщина вряд ли станет топиться из-за того, что мужу изменила, что среда заела, что мужик пошел какой-то мелкий…
…По игре Чулпан Хаматовой очевидно, что актриса она превосходная».

Артур Соломонов «Известия» 20 апреля 2004 г.

 

«Финальная сцена двух женщин пока, кажется, лучшая в спектакле, хотя смотреть на обеих хочется в течение всего вечера, особенно на госпожу Хаматову: все-таки это актриса такой органики и такого дарования, что всегда интересна и притягивает внимание…».

Роман Должанский «Коммерсантъ» 20 апреля 2004 г.

«О том, какая изумительная пластика у Хаматовой, постоянно как бы устремленная вверх, где каждое движение руки — балет, каждая остановленная на секунду поза — картина. Как хороша она в любовной сцене с Борисом наверху, в голубятне, и как эффектно в высокий момент их любви вдруг разом распахивается сотня окон в железном доме, за которыми голубой свет и белые занавески хлопают на ветру…»

Дина Годер russ.ru 19 апреля 2004 г.

 

«Катерину там играет Чулпан Хаматова, наблюдать за которой становится все интереснее… Играя Катерину, Чулпан Хаматова в очередной раз показывает свою актерскую пластичность, т. е. умение выразительно и точно отработать абсолютно любой рисунок роли, предложенный режиссером. Катерина в спектакле — это такое довольно дикое, взлохмаченное, постоянно курящее дворовое существо, которое ни в какой клетке, понятно, не удержишь. Cамую знаменитую фразу «Грозы» актриса, например, оправдывает так: побежала, поскользнулась, брякнулась на пол, ах как досадно: «Ну почему люди не летают?! »

Олег Зинцов «Ведомости» 20 апреля 2004 г.

 

«Катерина не луч света — электрический разряд в темном царстве. Роль требует от Хаматовой огромных сил и гигантского напряжения. „Напряжения“ в разных смыслах — она играет не на 220 вольт, а на 10000 электрического стула. Сними ладонь с моей груди, мы провода под током…».

Елена Ямпольская «Русский курьер» 20 апреля 2004 г.

 

«Хаматова играет Катерину не тихой молодой женщиной со светом в душе (как трактовал её ещё Добролюбов), но бедовой девчонкой с острым ощущением краткости отпущенного ей времени. Актриса с какой-то почти пугающей точностью передает все симптомы любовной лихорадки. Растрепанная прическа, не застегнутая кофта, бурные порывы. Прыгающее настроение: то смех, то слезы. Тонкое тело колотит нервная дрожь. Её Катерина то грубит и дразнится, то ласкается. Делает собеседнику больно, и тут же стремится его приголубить. Глядя на её Катерину, понимаешь, что тут нужен врач, который пропишет неделю постельного режима в одной кровати с Борисом. И ничто другое не поможет. Без Бориса ей „скучно“. В устах Катерины-Хаматовой это слово теряет оттенок томности. От такой скуки вешаются или кидаются в пропасть…»

Ольга Егошина «Новые известия " 20 апреля 2004 г.

 

„…Катерина — как кактус у меня. Колючий, но очень красивый цветок, — скажет Чусова в антракте“.

Из интервью с Ниной Чусовой „Московский комсомолец“ 17 апреля 2004 г.

 

" Вообще, я вот вчера, когда смотрела на Чулпан, понимала в который раз — очень приятная мысль, редкая, — что предела нет совершенствованию… Я имею в виду процесс. Потому что, сколько я Чулпан видела… — практически все работы в „Современнике“… — это каждый раз такой отрыв от себя прежней, абсолютно в какое-то неведомое и незнаемое. Я когда посмотрела „Мамапапасынсобака“, я думала, вот все… Оказалось, нет. Опять что-то другое, опять она ломится куда-то в какие-то двери, которые, казалось бы, совсем уже… туда ломиться… там уже ничего не найдешь. Она находит. Удивительно талантливый человек. Берегите её».

Ксения Ларина радио «Эхо Москвы», программа, посвященная премьере спектакля «Гроза»

 

«Чулпан для меня лично — некий природный эталон магнетизма. Пучки энергии, которые она посылает в зал, я всегда ощущаю очень сильно. Но в данном случае я никак не мог понять, что случилось, неужели это она? Теплая, живая, всегда трогательная? Где, черт возьми, луч света в темном царстве?
И луч действительно был, но другой — жесткий лазерный луч, от которого
как-то цепенеешь. Если у тяжелой внутренней агрессии есть свой ритм — Хаматова угадала его идеально».

Борис Минаев «Огонек» № 18 май 2004 г.

нет комментариев

Оставить свой комментарий