главная > лауреат

Олег Басилашвили  

Номинация «Премия Кумир 2007 года — кумир года»
Basilashvili

Олег Басилашвили — ку­мир на все времена. Сегодня он для нас — су­ровый и инфернальный Воланд из булгаковского «Мас­тера и Маргариты».
Тот, кто, восседая на сце­не «Варьете», испытующе вглядывается в лица граж­дан нового мира.
Через экран телевизора Воланд вглядывается в наши лица.

Собственно, можно ска­зать, тем же самым занима­ется и сам Олег Басилашви­ли в продолжение всей сво­ей творческой биографии, которая длится уже более полувека. Потому и кажется, что он не просто играет вы­падающие на его долю роли; кажется, что он пытает сво­их персонажей на подлин­ность, глубину, на человече­скую состоятельность… Ко­нечно не в одиночку — в со­трудничестве с драматургом и режиссером.
Началось это с БДТ в 1959-м году. Нет, ещё рань­ше — в Ленинградском теат­ре им. Ленинского комсомо­ла, куда он пришел по окон­чании Школы-студии МХАТ в 1956-м и где повстречался с Георгием Товстоноговым.

Он не сразу стал широко востребованным артистом. В советское время театраль­ные артисты шли нарасхват в кино, как правило, после того, как театральная труп­па, в которой они состояли на службе, становилась зве­здной.

Звездными стали в 60-е товстоноговский БДТ и ефремовский «Современник». Позже — любимовская Та­ганка, захаровский Ленком…
Со второй половины 60-х у Басилашвили отбоя не было от предложений. Толь­ко за первые два десятка лет (с 60-х по 80-е) он переиг­рал около тридцати ролей плюс напряженная работа в театре, на телевидении.

Естественно было бы предположить, что количе­ство эпизодических персо­нажей, согласно одному из законов диалектики, должно перейти в качество.
Оно и перешло в качест­во таких персонажей, как герои рязановских комедий
от «Служебного романа» до «О бедном гусаре замолвите слово».

Особняком стоит его роль в фильме «Осенний марафон» режиссера Геор­гия Данелия и драматурга Александра Володина.
Переводчик Бузыкин Олега Басилашвили — это больше, чем актерская удача.

Нет наверное, другой картины, как «Осенний ма­рафон», которая бы так плотно сгустила настроения того времени, которая бы так точно надавила самую больную мозоль интелли­генции той поры. Может быть, ещё только «Полеты во сне и наяву», картина, снятая годом или двумя позже.
Фокус обеих картин со­стоял в том, что в запутан­ности частных отношений тогдашних героев нашего времени отразились его об­щие умонастроения.
Сегодня мы то время оп­ределяем одним, правда, уже стершимся от частого упо­требления словом «застой». Но что такое это понятие на вкус, на цвет, на ощупь, мы продолжаем осязать по фильму «Осенний мара­фон», по тому герою, кото­рого сыграл Олег Басилаш­вили.
Артисту, бог ведает, по­средством каких психологических нюансов, беглых намеков, нечаянных жестов, неброских интонаций, обо­рванных фраз, тоскливых глаз удалось передать со­стояние загнанности жиз­нью и неприкаянности в жизни своего персонажа, обреченного бегать по кру­гу в прямом и в переносном смысле.

«Переносный смысл» -это, наверное, самое-самое правильное и нужное в искусстве вообще, и артиста -в частности.
Этим умением Олег Вале-рианович владеет, как не­многие из актеров, о чем можно уверенно судить и по его плуту и цинику Джинг-лю, сыгранному артистом в телевизионном спектакле «Пиквикский клуб», и по мерзлейшему карьеристу Са-мохвалову («Служебный ро­ман»), и по обаятельному Мерзляеву («О бедном гусаре замолвите слово»), и по под-каблучному интеллигенту Платону («Вокзал для двоих»).
Последняя роль забавно рифмуется с ролью Бузыкина в «Осеннем марафоне». И этот герой Басилашвили чувствует себя бeзнaдeжнo' загнанным, изначально неприкаянным. Ему, правда, пришлось бежать не мара­фонскую, а спринтерскую дистанцию. Новость в том, что он разорвал круг и сде­лал выбор. Горечь в том, что его выбором стала тюрьма. То есть его дорога к счастью в личной жизни пролегла через зону.
Опять же в переносном смысле — это наша общая дорога.

Искусство Басилашвили тем и примечательно, что в его творчестве очень осяза­ема общественно-полити­ческая составляющая. Он все эти годы не был сторон­ним наблюдателем того, что происходило в стране и со страной.
От того столь и велика магия взгляда Воланда, раз­глядывающего нас через увеличительное стекло те­леэкрана. Герой Булгакова судит нас ещё и от имени артиста Олега Басилашвили.

Юрий Богомолов

нет комментариев

Оставить свой комментарий