главная > лауреат

Нонна Мордюкова  

Номинация «Премия Кумир 1999 года — за высокое служение искусству»
Mordukova_02

Она вошла в огромный, пустой, гулкий репетиционный зал, взяла единственный стул, поставила его точно посередине пустоты и села. Брать у неё интервью в такой гениальной мизансцене было всё равно, что беседовать по душам с египетской пирамидой. В этом вся Нонна Мордюкова. Она прежде всего фундаментальна. В смысле основательна. К ней подъедешь на козе. Остра на ум и язык, по-крестьянски сметлива и всегда готова поставить в тупик.

Актриса гениальная, другой такой нету. Если взять выговор, особый, «мордюковский», в котором смешаны сразу все южные российские речения, если прибавить фирменную тяжеловесную грацию и кажущуюся неповоротливость — ну что тут актерского? Коня на скаку остановит, это точно. Но где это… дивной ножкой ножку бьёт? Где красавица, богиня, ангел? Где пылкие страсти и очень очарованье? Присмотришься — мама дорогая! а ведь все это при ней! Красавица — только не международных стандартов, а своих, неповторимых, казачьих. Богиня — только от земли. Страстность — во всём, от походки до модуляций глубокого грудного голоса. Очей очарованье!

Мордюкова — это вообще не актриса, потому что актерское дело лицедейское, хлопотливое. Мордюкова — стихия. Её можно смотреть бесконечно. Она величественна даже когда играет уморительно смешное. Её купчиха Белотелова в «Женитьбе Бальзаминова» похоже на тряпичную бабу для чайника, которую распирает от желания и она утробно клокочет от перегрева. Её управдом Плющ в «Бриллиантовой руке» непробиваема, как крепость, и если соображает, то мы слышим скрип шарниров.

Здесь все масштабно, как сама Россия. Но вспомните Ульяну Громову, её дебют в «Молодой гвардии». Красавица-казачка, немногословная, с гордой статью — словно символ всего военного поколения: такую можно убить, но победить нельзя. И это тоже — сама Россия. Как её Мария из «Родни». Как Вавилова их «Комиссара». Как трагическая Матрена из «Трясины».

Её никогда не приглашали играть «заграничное». Она вся — от этой земли, такая же просторная и непредсказуемая. Не умеет вышивать бисером, хлопотать лицом и мельтешить — играет размашисто, крупными мазками. Стихия. И видно, что с партнером по экрану у неё не игра, а борьба, поединок, схватка — кто кого? И с режиссером, судя по всему, тоже. Потому что стихию нельзя укротить, можно только понять её законы, чтобы использовать в мирных целях.

«Гений недоступен, и по плечу ему только души людей», — так написала она. о Майкле Джексоне, восхищенная его самоотдачей, его публичным сгоранием на сцене и в жизни. Нет антиподов более очевидных, чем они с Джексоном, — во всем, кроме неумения разделять актерство и жизнь. Умом стихию не понять, и не нужно. Стихией можно только восхищаться.

Валерий Кичин

Default_avatar
1
Таких людей как Нонна Мордюкова земля рожает раз в сто лет.
Ответить / # /