главная > лауреат

Полина Агуреева 

Номинация «Премия Кумир 2009 года — лучшая женская роль в театре», Номинация «Премия Кумир 2002 года — надежда года»
Роль Полины в спектакле «Одна абсолютно счастливая деревня», роли Наташи Ростовой, Элен Курагиной, Жюли Карагиной в спектакле «Война и мир. Начало романа», театра Мастерская П.Фоменко
Agureeva_02

Полина Агуреева – актриса отважная. Взять хотя бы «Июль» по пьесе Ивана Вырыпаева: не каждый взрослый мужчина сможет произнести такой текст, а у Агуреевой получается и жестко, и легко, и убедительность. Хрупкость, ненаигранная трепетность и лиризм в этой молодой актрисе удивительно сочетаются с последовательностью, упорством и волей. В сущности, чтобы играть сегодня в «Бесприданнице» Петра Фоменко сегодня тоже требуется отвага: спектакль мастера выглядит вызывающе старомодным и неторопливым. Лучшее, что в нем есть – Лариса в исполнении Агуреевой. И есть что-то неожиданно общее с «Июлем»: актриса не проигрывает, а «пропевает» свою роль точно монолог вырыпаевского убийцы, расставляя в роли самые неожиданные смыслы. Лариса Агуреевой – не убийца, а жертва убийцы, но и назвать ее обычным человеком язык не повернется. Она еще почти девочка, но ощущение надвигающейся беды несет в себе с самого начала драмы Островского. Не зря кто-то сравнил эту Ларису с Катериной из «Грозы». Для столь истовой, полубезумной героини смерть и в самом деле кажется избавлением, желанной наградой за земные мучения.

Роман Должанский

 

У нее ещё нет биографии. Она вся — на ладони, как игрушечная танцовщица из сказки про Оловянного солдатика. Все её работы выставлены на показ, как заявка на творческую судьбу, такую разную и такую непредсказуемую. Тот обьем великолепных ролей, что обрушил на бедную девочку господин Учитель — Петр Фоменко — не под силу вынести и взрослой сформировавшейся актрисе. Но Полина Агуреева справляется с ними играючи, как будто все они — её близкие подружки, с которыми можно запросто поболтать о девичьей судьбе на завалинке, обсудить наряды друг друга и отмахнуться от навязчивых поклонников.

Она совершенно не признает дистанции между собой и образом, на нее не давит груз ответственности, она свободна от стереотипов и догм — и не потому что недостаточно образована или наивна, а просто потому, что главным для нее являются чувства, которые переполняют её до краев. И чем разнообразнее и. красочней их набор, тем больше наслаждения испытывает она на сцене, пьянея, как чеховская Нина Заречная,
и утопая в этом радужном великолепии.

В «Одной абсолютно счастливой деревне» героиня Агуреевой проживает несколько жизней, умирая и воскресая вновь. В ней удивительным образом сочетаются нравственная чистота и волнующий эротизм, граничащий с бесстыдством. Она с блеском освоила сложнейший поэтический язык режиссуры Фоменко и иногда, кажется, парит над сценой, едва касаясь босыми ногами пола. Её актерский диапазон уже сейчас простирается от очаровательных инженю до умудренных опытом женщин, она словно переключает регистры своего голоса и своего состояния, и легко преодолевает временные пространства.

В сценической версии «Войны и Мира» Агуреева появляется в трех разных ролях, но, прежде всего, она — Наташа Ростова, совсем ещё девочка, бережно прижимающая к себе куклу и с завистью подглядывающая за чужим поцелуем. Её распирает от желания любить всех — мать, отца, сестру, мальчика, неуклюжего Пьера, и все, что с ней произойдет в дальнейшем, уже угадывается на этом семейном торжестве, наполненном музыкой, обязательной болтовней и детскими шалостями. Внимательный и лукавый взгляд из-под растрепанной челки выдает в ней женщину, которой столько предстоит пережить.

Ксения Ларина

нет комментариев

Оставить свой комментарий