главная > лауреат

Олег  Табаков

Номинация «Кумир 2009-2011 — за высокое служение искусству»
Tabakov_02

фото: Михаил Гутерман

 

Артисты «Современника», где начинал свою актерскую карьеру Олег Павлович Табаков, помимо очевидных всем дарований, отличались органичной достоверностью. Было ли это результатом работы актеров над собой по Станиславскому или следствием природного дара, теперь уже точно и не скажешь. Только хорошо помню, что именно непринужденная правдивость их существования на сцене производила более пущий эффект, нежели та пьеса, что они играли, ее режиссура, ее художественное оформление.

Подозреваю, что этот эффект был в значительной степени обязан тогдашнему общественному контексту. Слишком уж советская среда обитания была в ту пору фальшива, двусмысленна и ненатуральна.

Пафос построения молодого театра как раз и состоял в том, чтобы создать альтернативную ей реальность на крохотном пятачке перед памятником Маяковскому в отдельно взятом театре. И не в идеологическом отношении, а всего лишь в отношении этическом.

Тогда помимо острого дефицита на продовольственные продукты и на мануфактурные изделия мы переживали острейший дефицит на жизнь без вранья, без фальши, без лицемерия.

Хотелось элементарного романтизма. Но опять же без казенного пафоса… Желалось товарищества, но не формального, и дружества, но непременно душевного. И чтоб производственный коллектив был родным – без вертикали, без чиновной иерархии.

И вот посреди моря изолгавшейся советской действительности возник обитаемый остров Достоверности – театр «Современник». Там было тесно, но легко дышалось – и зрителям, и, конечно, артистам.

Среди них юный Табаков казался самым счастливым, играл азартно, что называется, на кураже… Почему-то мне в ту пору запомнился он в невыдающемся спектакле – «Четвертый», где ему досталась эпизодическая роль темпераментного итальянца. Всего один выход на авансцену с одним монологом, но исполнил его артист столь искрометно, что лично у меня не осталось сомнения в огромном лицедейском потенциале этого начинающего артиста.

Оттепельное кино 60-х сразу нашло применение его таланту. И в «Саша вступает в жизнь», и в «Шумном дне», и в «Испытательном сроке» он играл мальчиков-идеалистов, надеявшихся построить свою жизнь в согласии со своею совестью, со своими романтическими представлениями о социализме с человеческим лицом. Он, Табаков, и претендовал стать таким лицом.

С возрастом, а также с переменой климата в стране менялось и амплуа артиста. Нагляднее всего эту метаморфозу можно было увидеть в спектакле «Обыкновенная история», где Табаков вначале является прекраснодушным юношей, а в финале его герой предстает человеком с обрюзгшим телом, с душой, заплывшей жиром.

 

Метаморфоза казалась невероятной, невозможной, но как же он ее убедительно перед нами развернул. А в ней отразилась судьба всей хрущевской оттепели с ее надеждами, иллюзиями и обманами.

Мы обманулись, увы, в «розовских мальчиках». Не обманулись, к счастью, в артистах, их игравших. В частности, в артисте Табакове, выдавшем нам целую галерею живописных портретов персонажей как сказочных, так и реалистичных. Он – и неподражаемая мисс Эндрю из «Мэри Поппинс», и красавец-мужчина из одноименной экранизации, и Вальтер Шелленберг из «Семнадцати мгновений», и взрослое дитя – Илюша Обломов, и злобное существо Суходрищев из «Ширли-мырли»…

Можно бесконечно удивляться широте амплитуды актерских возможностей актера и остроте его наблюдений, и щедрости его на краски – и все равно всеми этими достоинствами не будет исчерпан его вклад в нашу художественную культуру.              

Вождь молодых артистов Олег Ефремов считал себя не столько артистом и режиссером, сколько деятелем театра.

Так ведь и его ученик и преемник Олег Табаков тоже, и по праву, является деятелем театра. Будучи ведущим актером «Современника», стал в какой-то момент еще и его директором. А потом основал свой театр – «Табакерку», что притаился в подвале на улице Чаплыгина.

После ухода из жизни Олега Ефремова возглавил МХТ имени Чехова. Его общественная деятельность не поддается измерению.

…В России издавна художественная практика не могла удержаться в рамках профессиональной специализации.

Как было пущено в оборот Евгением Евтушенко: «Поэт в России больше, чем поэт», так затем и повелось: «Артист в России больше, чем артист». Ну и театр – соответственно.    

В наше время, надо признать, это не так уже очевидно. Но не применительно к Олегу Павловичу Табакову – артисту, человеку и худруку самого главного театра России.

 

Юрий Богомолов

нет комментариев

Оставить свой комментарий